Главная Библиотека Художественная литература, статьи 4-й чемпионат мира по планерному спорту среди женщин

4-й чемпионат мира по планерному спорту среди женщин

11-21.07.2007, Роморантин, Франция
Статья Валентины Топоровой

Организаторы чемпионата отвели всего 11 дней на его проведение вместо обычных 14. Но хотя метеоусловия были довольно плохими, все же удалось разыграть 9 упражнений.

Самый тяжелый период соревнований, не считая, конечно, мук от неудачных полетов, это время перед началом соревнований, и Роморантин еще раз доказал это. Как тщательно мы ни готовились к этим соревнованиям, проколов было множество.

Вместе с заявкой на участие в соревнованиях надо было предоставить «Весовую и балансировочную ведомость планера», этого я не сделала, и обычное взвешивание планера перед чемпионатом прошло с большими проблемами и потраченными нервами. А ведь ведомость вполне можно было сделать дома.

Если раньше после полета участники сдавали логгеры в судейскую коллегию, то теперь необходимо было сдавать данные о полете на каком-либо электронном носителе информации, т.е. самим считать свой полет с логгера, а потом сдать его в судейскую коллегию. Причем в Положении о соревнованиях было написано, что организаторы предоставят для этого компьютер. Не предоставили. Хорошо, что русская команда мне позволила пользоваться их компьютером. Вдобавок долго не могла найти программу считывания полета с Цандера, и об этом тоже можно было позаботиться заранее.

Мой логгер не имел калибровки, я не взяла даже старую. Пришлось заплатить за калибровку на месте соревнований, а она была сделана только перед самым их началом.

К сожалению, по использованию воздушного пространства было очень много вопросов, особенно в начале соревнований. И если бы не плохая погода (слабые, невысокие потоки) в первые дни, нарушений избежать бы не удалось. В первые соревновательные дни в задании на полет о запретных зонах говорилось очень нечетко. В некоторых странах есть вообще ограничение по высоте полета для планеристов, и приезжая на чемпионат, надо это выяснить. На этом чемпионате это была высота 115-го эшелона (FL115). (Кстати, ни одного нарушения воздушного пространства за время соревнований не было, хотя было множество запретных зон и по горизонтали, и по вертикали).

Организаторы затребовали буксировочную веревку на каждый планер длиной 50-60 метров. Тем, у кого не было фала, предоставляли его в аренду. Буксировщики, снижаясь, сбрасывали фалы в определенном месте на аэродроме, и у помощников после взлета спортсменов было занятие по их поиску. Представитель организаторов в первые соревновательные дни измерял длину фала шагами перед взлетом, и даже был случай, когда планер откатили назад из-за короткого фала.

При перевозке планера на соревнования еще раз подтвердилась истина, что необходимо брать весь инструмент для автомобиля и прицепа, который может пригодиться для их ремонта в дороге. На польском автобане у нас сломалось дышло прицепа, конечно, не потому, что новенькие польские (платные) автобаны плохие, и инструмент очень пригодился для снятия дышла. Нам повезло: на стоянке удалось найти сварщика, который помог отремонтировать дышло. (На обратном пути мы поехали через Львов, а здесь дороги оказались такими, что дышло сломалось еще раз. Наверное, это рекорд для одной поездки.)

Координаты аэродрома Роморантин у нас имелись, и мы думали, что с помощью GPS легко его найдем, но т.к. аэродром находился в лесу, то это оказалось сделать не так просто, хорошо, что было еще светло. Меньше повезло одному их наших экипажей при поиске аэродрома Иссоудун, им пришлось заночевать в городе в 10 км от аэродрома, хотя в светлое время суток при наличии координат с поиском этого аэродрома вообще не было проблем. Обычно на сайте чемпионата или клуба-организатора есть точное указание, как проехать на аэродром, и с ним надо ознакомиться перед поездкой.

Не обошли стороной нас и проблемы с колесами. Пришлось менять камеру «башмака» Вентуса. А на разбеге во время тренировочных полетов в Иссоудуне уже у Ковальчука лопнула камера основного колеса. Выручили немцы: у них была запасная камера.

Если писать о двух чемпионатах (Чемпионат Европы в классах Open, 18m, 15m проходил в г. Issoudun, в 50 км южнее Роморантина 6-19.08.2007), то можно сказать, что в Иссоудуне, где летало 93 планера, принимались повышенные меры безопасности. Так, нужно было на стабилизатор и нос планера обязательно наклеить полоски аракала.

Каждый брифинг сопровождался если не разбором, то видеопоказом происшествий с планерами, и обязательной надписью на экране: не забывайте, что это только игра, «смотрите в оба». Если в Роморантине соревнования обошлись без поломок планеров, то в Иссоудуне из-за поздно принятого решения на посадку с прямой и недостаточного места для безопасной остановки планера австриец стал отворачивать, по-видимому еще в воздухе, коснулся крылом земли. В результате «циркуля» планер получил значительные повреждения киля и стабилизатора и в соревнованиях больше не участвовал.

Единственным крупным происшествием в Роморантине стала поломка машины и прицепа при возвращении с площадки одной из участниц. Прицеп, как и планер, были арендованными у организаторов чемпионата. В первый день возвращения с площадки блокировались колеса, а при следующем возвращении вообще прицепное слетело с шара, телега догнала машину и столкнула ее в кювет. Хорошо, что люди и планер практически не пострадали, спортсменка продолжила участие в соревнованиях, организаторы заменили прицеп, ну, а машину пришлось отдавать в ремонт.

Во Франции, в отличие от того, как учат нас: не подворачивать на пробеге, в конце пробега надо было сруливать с полосы приземления в сторону. В Роморантине был довольно большой аэродром, но чтобы буксировочные машины не выезжали на поле, необходимо было в конце пробега срулить на узкую и длинную полоску асфальта, только оттуда планер могла забрать машина. В противном случае до асфальта планер надо было катить руками. В один из дней я поздно открыла воду на долете, в правом крыле ее осталось больше, а сруливать в тот день надо было влево. В результате, уже вблизи асфальта меня развернуло вправо. Получила предупреждение за опасный маневр.

В Иссоудуне две крест-накрест расположенные довольно узкие грунтовые полосы приземления предполагали также сруливание с них. Подходы к аэродрому были свободными: всюду скошенные поля, и при массовом финише при отсутствии места на полосах было разрешено садиться на окрестные поля. Этим, правда, никто не воспользовался, но один планер на пробеге выкатился за пределы аэродрома. Для Роморантина, конечно, это было абсолютно неприемлемо. Аэродром, половина которого принадлежит военным, находится в лесу и обнесен забором. В один из дней сразу после старта почти весь наш класс висел около получаса в «нуле», и думаю, каждый посматривал постоянно в сторону аэродрома, больше сесть было негде. Лес с многочисленными озерами, с вечными «растеканиями» даже в хорошую погоду, с проблемами «выпаривания» после отцепки, в общем, соревнования подарили много незабываемых впечатлений. Оказалось, что лес – не всегда источник хороших потоков, южнее аэродрома, над плоскими, желтыми уже, полями потоки обычно были гораздо лучше.

На второй половине аэродрома летали военные планеристы. Каждый день, кроме воскресенья, с самого утра планера стояли на старте. Вначале организаторы чемпионата не планировали использовать вторую часть аэродрома для посадок при массовом финише. При посадке «с прямой» планера должны были останавливаться до середины аэродрома, т.к. навстречу им должны были садиться планера после маневра. Но организаторов убедили, что это небезопасно, и для посадок с маневром было решено использовать «военную» часть аэродрома.

Удивительно, но в Роморантине жеребьевка не проводилась, а планера поставили в ряды на гриде, исходя из принципа «гуманности», планера из одной команды стояли рядом друг с другом. Еще перед началом официальных тренировок мне дали ряд № 12, и я всегда стояла в этом ряду вдвоем с Ниной Шальневой из Новосибирска. Номер ряда просто ставился на нужное в этот день место на гриде, и не надо было думать, вперед, назад и насколько, сдвигаются на следующий день ряды. В ряду было и обозначено место, где должно стоять колесо планера. Планера (в основном по 5) в ряду стояли «лесенкой», чтобы сэкономить место на аэродроме. Организаторы в Иссоудуне не были такими «гуманными», как в Роморантине, и после взлета участникам приходилось искать друг друга, если они хотели лететь вместе.
Грид в Роморантине закрывался всегда (за исключением пары случаев, когда погода была плохой или очень хорошей) в 12 часов, вначале я удивилась этому обстоятельству, а потом поняла, что команда, работавшая на взвешивании, в это время шла на обед. Во Франции обычно обед (и в магазинах тоже) с 12 до 14, так что, подъехав в это время даже к супермаркету, можно было увидеть магазин закрытым.

Правила на международных соревнованиях строги, и даже незнание каких-то мелочей может испортить настроение, привести к получению замечания, а порой и штрафу. Даже за ошибки помощников приходилось расплачиваться замечаниями спортсменам. Это касалось и сообщений о старте и посадке на площадку спортсменов, и пересечения ВПП автомобилями. На всех аэродромах имеются схемы движения наземного транспорта, которые надо строго соблюдать. От штрафов спасало только то, что по правилам первое нарушение обычно не штрафуется (если это не касается нарушений воздушного пространства или невыполнения какого-то элемента полета), ограничивались предупреждением.

Какие же были предупреждения у участников двух соревнований: сообщение о старте позднее 30 минут, отличие от времени реального старта более 2 мин, неполный рапорт о посадке на площадку, опоздание с отцепкой после сигнала буксировщика, изменение логгера без оповещения организаторов (в том смысле, какой основной, какой запасной, если вообще логгер был не задекларирован до полетов, то его данные не будут рассматривать), установка логгера на время более 10 сек., опасные маневры: планеров - на финише и автомобилей - на посадочной полосе. Но ни одного штрафа у участников обоих соревнований не было.

Где лучше жить на соревнованиях, на аэродроме или в соседних селах? Каждая команда решает этот вопрос по-своему. Немцы привозят вместе с планерами прицепы, и живут в них на аэродроме, поляки практически всегда снимают дома в окрестностях аэродрома. Если команда большая, то самое выгодное, конечно, снимать дома в соседних селах, самым дорогим оказывается брать в аренду прицепы, так как приходится платить и за аренду, и за проживание на аэродроме. Но на аэродроме так удобно жить! И если не дождит, то можно жить и в палатках.

Итак, подготовка, два тренировочных полета (в один из которых я едва не села на площадку, «убегая» от надвигающегося с запада фронта) и открытие позади.

11 июля первый день соревнований. Первым на гриде стоял клубный класс, он и начал взлеты в 14.45, остальным двум классам отменили упражнение. Но в этот день и у клубного класса получилось парение в районе аэродрома. Так начался этот чемпионат, в котором из 9 упражнений только одно (в 15-м классе) составило 378 км (с максимальной показанной на чемпионате скоростью 95 км/ч), и еще в двух (полеты через зоны) пройденные расстояния у некоторых спортсменок были более 200 км.

Парение в слабых безоблачных термиках или под сплошным облачным покровом над практически сплошными лесами, висение в «нулях», - было обычным делом на этих соревнованиях. Но условия были одинаковыми для всех, и кто-то становился победителем даже в самых сложных полетах. Обычно это были немецкие спортсменки: Катрин Сенне и Аня Кольрауш, которые и стали победителями соревнований.

12-го июля разыграли первое упражнение, полет через зоны. С утра погоды не было, полетели по уже третьему варианту задания, стартовали все в течение 10 минут, а первый старт был в 16.03, слабые потоки с небольшой кромкой, с сильным встречным ветром до первой зоны. Но камнем преткновения стала последняя зона, расстояние до которой от аэродрома на север было 15 км (над лесом без площадок), только немки и смогли отметиться в этой зоне, у меня было 300 метров на траверзе аэродрома, я не видела шансов дойти до отметки и села на аэродром. Оказалось, что так сделали многие.

13-го июля организаторы решили дать возможность участницам соревнований пролететь большой маршрут. Прогноз погоды: антициклон, тепло и сухо, термики от 900 до 1400 м мах. Судьи решили, что это хороший прогноз для четырехугольного маршрута длиной 460 км вокруг закрытой зоны города Bourges, ограничение высоты практически по всему маршруту было 1400 м. Уже перед взлетами стало понятно, что задание практически не выполнимо. Но судьи не стали менять маршрут. Старт в половине второго. Термики, 1000 м, 1,5-2 м/с, один раз удалось набрать 1200 м, а уже через 60 – 70 км на юг потоки стали 1 м/с, потом 0,5 м/с, началась холмистая местность, база уменьшалась с каждым потоком, группа начала «обрабатывать нули», после 1-го ППМ летели на восток на качестве, не помогало ничего: ни леса, ни желтые посевы, ни холмы. Да вдобавок и встречно-боковой, юго-восточный ветер. Я села в 17.30, рано сдалась, не долетев до 2-го поворотного 8 км. Но тот же ветер помог нескольким планеристкам, которым удалось отметиться на ППМ. С попутным ветром они пролетели после отметки больше 10 км и при очень слабых условиях. На площадке GPS показал расстояние до аэродрома: 170 км. Долго же мне пришлось ждать машину!

Возвращались уже поздно вечером. В этот вечер, накануне дня взятия Бастилии, французы отмечали свой главный праздник, фейерверки освещали улицы. Редкий вечер, когда на улице были люди. Обычно на улицах небольших французских городков и сел вечером практически нет людей. В этот день двум другим классам дали маршруты на север, и победители садились на площадки после 8 вечера. Поэтому, когда около 12 ночи мы подъехали к аэродрому, прицепов с планерами там было очень мало. Удивительно, что одна из немецких планеристок сказала, что к вечеру потоки слабели на высоте 700-750 м, а потом снова усиливались, и можно было набирать выше. Т.е. кто не уходил из потока на этой высоте, тот смог пролететь больше. Аналогичная ситуация, но не у меня, была и на следующий день. В общем, иногда это явление можно предвидеть, анализируя аэрологическую диаграмму.

14 июля. В этот день метео дало термики. Но во время ожидания старта по маршруту стала видна кучевка, старт на 1000 м в 15.37, на втором переходе я ее достала. Облака тянули 1,5 м/с до высоты 950 м. Погода улучшалась на запад, скорость росла, попутный северо-восточный ветер, вот и первая зона, потом уже стало понятно, что надо было раньше уходить из зоны назад, но как уйти, ведь надо было найти хороший поток, чтобы лететь назад против ветра, а его все не было. Развернулась при невыгодных условиях, один слабый поток, другой, отклонение от линии пути в поисках лучшей доли, вот уже и 350 м, наконец, поток. А ведь надо было еще лететь в зону на север, а потом опять над плохой термической зоной к аэродрому, пролететь мимо него на «спрямляющий» ППМ в 4 км от финиша и потом финишировать. Это мне удалось. Хорошо, что в этот день и у стандартного класса была похожая задача, все помогали друг другу искать потоки над сплошным лесным массивом на высоте 200-400 м в седьмом часу вечера. Конечно, не все смогли слетать на последний ППМ, многие сели на аэродром без финиша. Минимальное время на выполнения задания превысили все, да и финишировали из всех классов всего 7 человек.

15.07. Опять невысокие термики. Полет через зоны. Старт опять в 4 часа. После старта образовалась огромная толпа из всех классов сразу, всем дали похожий маршрут. Выбралась из толпы наверх, летела уже в небольшой группе, но перед последним, спрямляющим ППМ зачем-то отклонилась от линии пути. Термики – лети по прямой. В результате почти все преимущество потеряла, да и долет с большим перебором высоты. В общем, плохой полет. В этот день весь наш класс перестартовал, но Катрин Сенне не засчитали этот второй старт, она потеряла очков 200. Трудно представить, как это могло произойти в полете с такими приборами, но произошло.

17 июля, наконец, кучевка. Дали 358 км через 2 ППМ, второй отрезок проходил практически через аэродром. После термиковой нервотрепки прекрасное чувство, что можно стартовать, не глядя на толпу. Я стартовала на 20 минут раньше основной группы, поэтому, когда меня после 1/3 маршрута стали догонять немки, вначале Аня, потом Катрин, чувство хорошего полета стало улетучиваться. Да еще и вечно плохая погода в районе точки, вот здесь уже догнали все. Так потом и летели всем классом, и я со своим почти первым стартом. И хотя немного выиграла на последнем участке маршрута, но далеко не у всех. В этот день был максимальный пройденный на этих соревнованиях маршрут, мах высота у меня была 1450 м, у некоторых 1600, «стратосфера» для этих соревнований.

18 июля маршрут опять не принес радости. Южнее аэродрома стоял фронт, дали маршрут на север. Неожиданно для метеоролога теплый фронт днем стал продвигаться ближе к нашему маршруту, с юго-востока на северо-запад. Тот, кто изучал метеорологию, поймет, что такое бывает редко. Еле выпарили после взлета, старт на 950 м. На северо-западе погода улучшалась, но ведь надо было еще лететь на юго-восток, а потом на северо-восток. Уже к двум часам наши «любимые» сплошные леса были затянуты слоем сплошных облаков, потоки уменьшились до чуть больше нуля, и продвижение по маршруту стало почти невозможным. И вот когда это «одеяло» было преодолено, и впереди, на северо-западе, уже около 5 часов вечера, в дымке стали виднеться облака, я отклонилась от линии пути вправо километров на пять к облаку, где, как мне показалось, я найду прекрасный поток, и под которым ничего не нашла. А все мои соперники пошли по прямой. И вечером, когда все садились на свои площадки, оказалось, что я проиграла той группе, от которой ушла, 35 км и 140 очков!

На следующий день дали всего 193 км, все пролетели этот маршрут, первую часть полета я летела в группе, правда, группа иногда менялась. Кромка 1200 м. Скорость 80 км/час. Но и этот день не стал исключением, стабильной погода не была. Были и облака, и термики, и средний ярус. Отметка на малой высоте на последнем ППМ, и сложное решение, возвращаться надо было по тому же пути, где прошли перед отметкой, не найдя потока. Была бы одна, пошла бы за поворотный, там казалось, стояли лучшие облака (возможно, такими они казались из-за освещенности солнцем), но не решилась на малой высоте покидать группу. Метров 200 набрали в слабом потоке, а потом потоки все же усилились. Но опять проигрыш нескольких минут на долете при попутном ветре. Мой 3-й в этот день результат меня не порадовал. Столько очков на этих соревнованиях было бездарно потеряно!

20 июля, предпоследний день соревнований, стал триумфом француженок, они стартовали на 15 минут раньше основной группы, тогда я не решилась идти на старт, впереди, как мне казалось, еще не было погоды. Но все же развал, который француженки удачно проскочили, всех остальных встретил на последней трети маршрута, когда гряда, под которой все «топили», оказалась пустой, хорошее облако вблизи ППМ, стояло, как обычно в запретной зоне. И уже после, наверное, 20 минут «ползания» в поисках потока (на маршруте длиной всего 198 км!), (а дальше по маршруту идти было нельзя из-за растекания облаков над лесом), отклонились на север, от маршрута, на солнце, выбрались и финишировали, кто раньше, кто позже. 240 очков я в этот день проиграла француженкам из-за «стадного» инстинкта. Отклониться на север от линии пути, уйти из-под плохой гряды надо было гораздо раньше.

С настроением хуже некуда я встречала последний соревновательный день. С моего 5-го места, которое стабильно занимала, начиная с 4-го упражнения, продвинуться вперед практически не было возможности (200 очков до 4-го места). Борьба за призовые места должна была проходить без меня. У немок были 1 и 3 места, у Катрин был отрыв более 200 очков от 2-го места, а Аня со своего третьего, могла побороться за 2-е место. Так и случилось, француженка заняла 3-е место в многоборье.

Ну, а я, не участвуя в распределении призовых мест, и ни на кого не глядя, стартовала первой, по маршруту были облака. Дали полет через 2 зоны на время 2.30. В этот день я выиграла упражнение, показала свою максимальную скорость на этом чемпионате (всего 91 км/час!). С проблемой на маршруте столкнулась всего один раз, при поиске первого после старта потока. Но дважды пришлось решать вопрос, как далеко уклоняться в зоны. В первой погода впереди улучшалась, но, видя, что на обратном пути меня ждет растекание облаков над лесами, я повернула назад, и, относительно быстро преодолев растекание, достала хорошую погоду на востоке. И теперь оставался второй вопрос, когда поворачивать к финишу. Повернула назад при удалении 100 км, когда оставалось 50 минут времени, а надо было лететь против ветра. Мой полет продолжался на 15 минут дольше, чем заданное время, я пролетела 250 км. Понятно, что приятно писать о полете, который доставил удовольствие, улучшил, если не общий результат, то настроение и впечатление от соревнований.

Пять (!) российских планеристок участвовали в чемпионате во всех трех классах планеров. Начало соревнований оказалось счастливым для опытной спортсменки из Москвы Веры Шишлаковой (клубный класс), она выиграла 2 первых упражнения. Она летала на планере LS-1d с самым маленьким на этих соревнованиях гандикапом – 98, на этом планере у нее большой налет. После 3-х упражнений Вера была на первом месте в многоборье. Но лидерство ей сохранить не удалось. Англичанка Джиль Сприклей второй раз стала чемпионкой мира (первый раз в 15метровом классе в 2001 году).

Не было сюрпризов и в стандартном классе, чемпионкой мира, с отрывом более 500 очков от второго места, стала одна из самых талантливых в настоящее время планеристок - англичанка Сара Келман.

Организаторы сделали все возможное, чтобы спортсмены больше полетали, но погода очень часто превращала полет в висение, а финиширование в посадку на площадки. Леса с озерами, в южной части которых находится аэродром, примыкают к левому берегу Луары, в районе Орлеана, местность называется Sologne (Солонь), это довольно большой лесной массив. И мне, после изучения карты и последующих полетов, стало казаться, что именно в этих лесах «советские парни в рядах партизан воевали в долине Луары», как поется в известной песне «Нормандия-Неман». По крайней мере, женщинам, а потом и мужчинам на чемпионате Европы, которым часто давали маршруты в эти же леса, пришлось там повоевать.

 

04.01.2008
Главная Библиотека Художественная литература, статьи 4-й чемпионат мира по планерному спорту среди женщин